Я видел величие Бога

Окончание.  Начало в №№ 92, 93

Борис лежал под белой простыней. Вернее, лежало только его тело. А сам Борис ощущал себя вне его. Вот так он рассказал об этом потом:

— Я видел себя как бы сверху. Рядом суетились медики, пытаясь вернуть меня к жизни. Я стал удаляться куда-то ввысь. Земля исчезла. Попал в необычайное место, которое было невероятно  светлым. Мне стало очень хорошо. Увидел широкую золотую лестницу, сияющую в лучах. По обе стороны этой лестницы были золотые перила, вдоль которых на ступенях стояли крылатые ангелы в белых одеждах с золотыми поясами. Волосы у них были белые, лица человеческие, но светящиеся, как молнии, глаза — как два светильника. Вокруг лестницы и под ней стояло такое множество ангелов без крыльев, что я просто не могу передать их числа. Все ангелы пели псалом. Я не знаю, на каком языке они пели, но полностью понимал значение каждого слова. Они славили Бога.

В конце этой лестницы я увидел необычайный свет. Он был яркий, но мягкий, от него исходило тепло, спокойствие, радость и мир. Этот свет наполнил меня таким восторгом, который невозможно передать словами. И оттуда, откуда лился этот прекрасный свет, я услышал: «Сын мой, зайди ко Мне, и Я покажу тебе нечто. Я дам тебе помощь». От огромного числа ангелов отделились двое и встали позади меня по левую и по правую руку. Я ни у кого не спрашивал, где я, что со мной, что будет дальше. Чувствовал полную уверенность в себе. Я переместился на большую поляну, посреди которой  стоял огромный город в виде куба. Увидев его, я стал к нему приближаться. Перемещаясь в пространстве, я не дотрагивался ногами до основания земли, это было как бы скольжение, и по мере приближения к городу мой восторг от увиденного становился все больше.  Я вошел в город и замер от восхищения: он был полностью золотым. Улицы, дома, двери — все из прозрачного, как стекло, золота. Оно было очень чистым — прежде никогда не видел такого блеска.

Я не спрашивал у ангелов, куда мне дальше идти, знал, куда иду. Было полное ощущение того, что нахожусь у себя дома. Когда я приблизился к самому центру города, то увидел необычайно ясный поток света. Он был настолько приятным, что мой восторг продолжал возрастать, достигнув высшей точки. Мне трудно передать словами это необыкновенное состояние своей души. В тот момент, когда я увидел центр этого излучения,  наклонил  голову и почувствовал непреодолимое желание опуститься на колени. Но ангелы поддержали меня, и я услышал голос: «Сын Мой, того, что Я показал, для тебя пока достаточно. Ты должен сейчас вернуться назад, чтобы возвестить славу Мою, силу и могущество, чтобы передать то, что ты увидел и услышал». Я понял, что со мной говорит Господь, и стал просить Его: «Господи, я не хочу обратно!».  На что Господь мне ответил: «У тебя есть жена и трое детей. Ты должен вернуться к ним, потому что тебе еще не время быть здесь». Тогда я снова взмолился: «Господи, я не хочу назад. Позволь мне остаться с Тобой!». Но Господь сказал мне: «Сын мой, будь кроток и воздержан, не ропщи, возвращайся назад!».

В мгновение ока я переместился в пространстве на такое расстояние, что увидел  больницу, каталку и жену  за железной дверью. Когда увидел все это, то почувствовал толчок и резко опустился в свое тело. Тут же я ощутил огромную силу, которая выбила двери, каталку  выкатило из помещения морга. После этого верхняя часть моего тела приподнялась, простыня спала. Потом я встал и пошел.

…Борис шел по коридору. Галина, оправившись от испуга, схватила простыню и бросилась за ним. Борис вернулся в свою палату и  сказал жене:

— Звони в райотдел. Пусть срочно пришлют машину. Мы едем домой.

 Галина позвонила. Путаясь, попросила прислать машину и одежду.

 На том конце провода сказали:

— Высылаем. Ждите!

 Прислали две: легковую — за ней, грузовую – за Борисом, которого считали умершим.

Пилипчук удивился, увидев милицейскую форму. Водитель «Волги» поразился еще больше, увидев Бориса.

— Так ты живой, – покрылся потом шофер, — меня послали за трупом. Приказали, чтоб в форме в гроб положить. Как офицера и ветерана Афганистана.

Борис сел в легковушку рядом с женой. Всю дорогу молчали. По пути их увидел знакомый гаишник. Побледнел, потом вскочил в свою машину и догнал еще раз. Потом этот сержант дорожной службы подъехал к райотделу, подошел к начальнику, достал из кобуры пистолет:

— Все! Больше не могу! Крыша поехала от жары. Покойный старший лейтенант Пилипчук дважды живым привиделся.

 Подполковник Василий Олейник вместе с двумя замами сел в машину. К дому Пилипчука домчались мигом и  увидели, что гаишнику не привиделось. Пилипчук стоял живой и здоровый:

 – Василь Васильич, хлопцы, проходите в хату!

 Майор Юрий Загорский, друг Пилипчука, пришел в себя первым:

 — Борька, а мы тебе уже на венки и гроб собирали.

 На следующий день Пилипчук вышел на службу. Начальник встретил его сдержанно:

— Ты, Борис, езжай в госпиталь УВД. Пройди комиссию, пусть дадут заключение о здоровье.

По комиссиям он ходил два с половиной месяца. Доктора поразились:  от инсульта не осталось следов, исчезли камни в почках. Даже тот осколок в ноге тоже исчез! Пилипчука признали годным к службе в органах МВД. Он вернулся в райотдел, стал работать оперативным дежурным. Потом вдруг, не дослужив нескольких месяцев до пенсии, уволился. Сослуживцам свое решение объяснил так:

— После того, что я пережил, все земное не имеет значения. Я должен рассказать людям о величии Бога.

Друзья не узнавали прежнего Бориса. Он бросил курить, пить. От прежнего крутого супермена-разведчика осталось разве только накачанное тело. Характер стал мягким, добрым ко всем и ко всему, что вокруг. Жена Галя привыкала к новому Борису долго.

Однажды утром Борис сказал ей:

— Я расскажу тебе первой, что я видел после смерти.

 Галина замерла. И тогда Борис рассказал  все. Она улыбнулась:

— Ты не хотел возвращаться ко мне и детям, а  говоришь, что любишь.

— Ты не понимаешь. Придет момент, и ты испытаешь то же самое у Престола Господня. Смерти нет, есть переход из земной жизни в вечность. А сейчас слушай. Это Бог просил передать лично для тебя. Чтобы ты мне поверила…

И он ответил ей на те вопросы, которые были у нее в душе всегда. Она никогда не произносила их вслух. Потом сказал, что их сын Анатолий, страдавший с детства ногами, поправится и  что у них будет еще один ребенок — сынок, благословение Господа.

… Игорек родился в точно названный Борисом срок. И тогда Галина окончательно ему поверила.

По материалам  православных сайтов.

Опубликовал 25 октября 2013.
Размещено в Невыдуманные истории.
.

Ранее в этой же рубрике: