Православная этика. О христианском воспитании детей

«Хотя бы у нас всё наше было благоустроенно, мы подвергнемся крайнему наказанию, если не радим о спасении детей» —  святитель Иоанн Златоуст.

В условиях всё ещё действующих ограничений, связанных с пандемией коронавируса,  у родителей появилось больше возможностей  для общения с детьми. Есть время для разговора  с ними на разные,  в том числе, и духовные темы.

В газете «Возрождение» прихода Успенской церкви (Кукарское благочиние) есть рубрика «Поучительные рассказы для детей». Мы предлагаем вам некоторые из этих рассказов  для совместного чтения с детьми. Эта традиция — читать книги всей семьёй — к сожалению, забыта многими. Может быть, сейчас стоит возродить её  и «оторвать» своих детей от компьютера, телефона, от сомнительного «чтива»?

Бабка

Бабка была тучная, широкая, с мягким певучим голосом. «Всю квартиру собой заполонила!» — ворчал Борькин отец. А мать робко возражала ему: «Старый человек…куда же ей деться?». «Зажилась на свете, —  вздыхал отец. — В инвалидном доме ей место, вот где!». Все в доме, не исключая и Борьку, смотрели на бабку как на совершенно лишнего человека.  Бабка спала на сундуке. Всю ночь она тяжело ворочалась с боку на бок, а утром вставала раньше всех и гремела на кухне посудой. Потом будила зятя и дочь: «Самовар поспел. Вставайте! Попейте горяченького-то на дорожку». Подходила к Борьке: «Вставай, батюшка мой, в школу пора!». «Зачем?» — сонным голосом спрашивал Борька. «В школу зачем? Тёмный человек глух и нем — вот зачем!». Борька прятал голову под одеяло: «Иди ты, бабка!».

  …Приходил из школы Борька, сбрасывал на руки бабке пальто и шапку, швырял на стол сумку с книгами и кричал: «Бабка! Поесть!». Бабка прятала вязанье, торопливо накрывала на стол и, скрестив на животе руки, следила, как Борька ест. В эти часы Борька как-то невольно чувствовал бабку своим, близким человеком. Он охотно рассказывал ей об уроках, о товарищах. Бабка слушала его любовно, с большим вниманием, приговаривая: «Всё хорошо, Борюшка, и плохое, и хорошее хорошо. От плохого человек крепче делается, от хорошего душа у него зацветает».

…Пришёл к Борьке товарищ. Товарищ сказал: «Здравствуйте, бабушка!». Борька весело подтолкнул его локтем: «Идём, идём! Можешь с ней не здороваться. Она у нас старая старушенция». Бабка одёрнула кофту, поправила и тихо  пошевелила губами: «Обидеть — что ударить, приласкать —  надо слова искать». А в соседней комнате товарищ говорил Борьке: «А с нашей бабушкой всегда здороваются. И свои, и чужие. Она у нас главная».  «Как это — главная?» — заинтересовался Борька. «Ну, старенькая…всех вырастила. Её нельзя обижать. А что же ты со своей-то так? Смотри, отец взгреет за это». «Не взгреет! — нахмурился Борька. — Он сам с ней не здоровается».

  После этого разговора Борька часто ни с того ни с сего спрашивал бабку: «Обижаем мы тебя?». А родителям говорил: «Наша бабка лучше всех, а живёт хуже всех — никто о ней не заботится».  Мать удивлялась, а отец сердился: «Кто тебя научил родителей осуждать? Смотри у меня —  мал ещё!».  Бабка, мягко улыбаясь, качала головой: «Вам бы, глупые, радоваться надо. Для вас сын растёт! Я своё отжила на свете, а ваша старость впереди. Что убьёте, то не вернёте».

…За последнее время бабка вдруг сгорбилась, спина у неё стала круглая, ходила она тише и всё присаживалась. «В землю врастает», — шутил отец. «Не смейся ты над старым человеком»,  — обижалась мать. А бабке в кухне говорила: «Что это Вы, мама, как черепаха по комнате двигаетесь? Пошлёшь Вас за чем-нибудь и назад не дождёшься».

  Умерла бабка перед майским праздником. Умерла одна, сидя в кресле с вязаньем в руках: лежал на коленях недоконченный носок, на полу — клубок ниток. Ждала, видно, Борьку. Стоял на столе готовый прибор. На другой день бабку схоронили.

  Вернувшись домой, Борька застал мать сидящей перед раскрытым сундуком. На полу была свалена всякая рухлядь. Пахло залежавшимися вещами. Мать вынула смятый рыжий башмачок и осторожно расправила его пальцами. «Мой ещё, — сказала она и низко наклонилась над сундуком. —  Мой». На дне сундука загремела шкатулка — та самая, заветная, в которую Борьке всегда так хотелось заглянуть. Шкатулку открыли. Отец вынул тугой свёрток: в нём были тёплые варежки для Борьки, носки для зятя и безрукавка для дочери. За ними следовала вышитая рубашка из старинного выцветшего шёлка — тоже для Борьки. В самом углу лежал пакетик с леденцами, перевязанный красной ленточкой. На пакетике что-то было написано большими печатными буквами. Отец повертел его в руках, прищурился и громко прочёл: «Внуку моему Борюшке».  Борька вдруг побледнел, вырвал у него конверт и убежал на улицу. Там, присев у чужих ворот, долго вглядывался он в бабкины каракули: «Внуку моему Борюшке». В букве «ш» было четыре палочки. «Не научилась!»  — подумал Борька. Сколько раз он объяснял ей, что в букве «ш» три палки. И вдруг, как живая, встала перед ним бабка — тихая, виноватая, не выучившая урока. Борька растерянно оглянулся на свой дом и, зажав в руке пакетик, побрёл по улице вдоль чужого длинного забора…

  Домой он пришёл поздно вечером; глаза у него распухли от слёз, к коленкам пристала свежая глина. Бабкин пакетик он положил к себе под подушку и, закрывшись с головой одеялом, подумал: «Не придёт утром бабка!».

  Дорогие дети! Вы прочитали (в сокращении)  рассказ Валентины Осеевой, который заставляет  задуматься об отношении к пожилым родственникам. Им, прожившим долгую, порой очень трудную жизнь, нужны забота, тепло, внимание, просто добрые слова. Наши родители, бабушки и дедушки любят нас больше всего на свете. Давайте всегда будем помнить об этом. Впрочем, этот рассказ полезно прочитать и взрослым.

Опубликовал 30 июля 2020.
Размещено в Главная страница.
.