Православная этика . Встречать ли Новый год

В том, что празднование Нового года ныне всегда приходится на конец Рождественского поста, ничего хорошего, конечно, нет. Но и объявлять Новый год праздником бесовским и богомерзким, приравнивать его чуть ли не к пресловутому Хеллоуину тоже неправильно. Конечно, кроме безудержного веселия постом, ежегодное празднование Нового года несет с собой и другие немалые беды: люди, замёрзшие на улице, алкогольные отравления, травмы от пиротехники и прочее.

Всё это мы знаем, всё это очень скорбно, но, боюсь, как-то быстро изменить ситуацию не представляется возможным. Новогодние празднования слишком крепко вошли в сознание, в плоть и кровь советского и постсоветского человека. Даже если допустить такую фантастическую мысль, что у нас в России не было бы реформы календаря, и гражданское новолетие до сих пор приходилось бы на Святки, а не на окончание Рождественского поста, даже если бы мы праздновали Рождество Христово не 7 января по новому стилю, а 25 декабря (как, например, в Греции), думаю, ничего бы не изменилось. Те, кто в Новый год предаются пьянству и поеданию салата оливье под аккомпанемент плоских шуток и попсовых песен, несущихся из телевизора, точно так же делали бы это и после Рождества, в Святки, которые, кстати, не зря так называются. Это особые, святые дни, продолжение праздника, а вовсе не время для всяких бесчинств. А те, кто ходит в храм и постится, Новый год отмечает совсем по-другому — молитвой в церкви и благодарением Богу за год прошедший.

Для церковных людей главное — Рождество, к нему мы шли весь пост. А новолетие — это праздник светский, как, например, день рождения. Хочешь — празднуй, хочешь — нет. Возможно, если бы Новый год шёл после Рождества, было бы даже еще хуже. Любители «отмечать» праздники выпивкой пьянствовали бы и на Рождество. В храм они вряд ли бы пошли, а вот лишний повод выпить у них бы нашелся. Сейчас, встретив Новый год «по-нашему, по-бразильски», многие к Рождеству уже приходят в себя и даже идут в храм, испытывая покаянные чувства.

Плохо, что Новый год у нас для большинства граждан заменил Рождество.

Дело не в том, что празднующие Новый год нарушают пост. «Новый год уж на носу, люди режут колбасу» (народное творчество). Они и так не постятся. Плохо другое: Новый год у нас для большинства граждан заменил Рождество. Совершенно бессмысленное и даже вредное широкомасштабное празднование Нового года — это, конечно, наша беда. И для людей, которые привыкли отмечать его со всем размахом русской души, со всеми вытекающими последствиями, это именно беда, а не только вина. Эта неправильная традиция — наследие советского времени. Чем являлся Новый год для советского человека? Единственным неидеологизированным и не пропитанным лживым коммунистическим духом общегосударственным праздником. Всех остальных праздников людей лишили. Новогодний праздник — единственное, что осталось с дореволюционных времён. Хотели отобрать и его. Вместе с гонениями на празднование Рождества велась борьба и с Новым годом. В 1929 году празднование Нового года фактически было запрещено. Я еще помню рассказы старых людей, которые вспоминали, как людям запрещали ставить елки даже на Новый год. Вернули Новый Год только в 1935 году.

Для наших соотечественников Новый год — «праздник детства и никуда от него не деться. А ещё празднование Нового года — это бессознательная генетическая тоска по утраченному Рождеству, с его ночной тайной, рождественской елкой, поздравлениями и подарками. Слишком долгие годы новогодний праздник был заменой праздникам рождественским, чтобы эта, конечно, совершенно неправильная традиция была легко и быстро преодолена. Для большинства наших соотечественников Новый год — «праздник детства и никуда от него не деться».

Да, Новый год — праздник не наш, не церковный, и приходится он на крайне неудобное для празднования время. Но что всегда делала Церковь с языческими праздниками? Не полностью отметала, отменяла их, а наполняла новым духовным смыслом. Самый яркий пример — это то же Рождество Христово. Вплоть до IV века Рождество праздновали вместе с Богоявлением — 6 января по юлианскому календарю. В середине IV века празднование Рождества перенесли на 25 декабря. Одной из причин была необходимость вытеснить распространённый в Римской империи праздник — день зимнего солнцестояния, который отмечался в 25 день декабря и был связан с культом непобедимого солнца. Теперь мы празднуем в этот день Рождение Солнца правды — Христа Спасителя.

Думаю, просто объявить Новый год праздником богопротивным и кощунственным не есть правильно. Ведь гражданское новолетие праздновали и до революции. И в царской, православной России люди слали друг другу открытки, поздравляя не только с Рождеством, но и с Новым годом. На открытках дореволюционных можно увидеть изображение Деда Мороза с елочкой и подарками. И дело не в самом гражданском новолетии, а в том, какой смысл мы вкладываем в этот праздник и как мы его проводим. Просто сказать, что это не праздник вовсе, давайте не будем обращать на него никакого внимания, а праздновать только Рождество, — тоже не пройдёт. Слишком много людей привыкли десятки лет поздравлять друг друга с Новым годом, делать детям подарки и вообще отмечать этот день.

Что мы можем сделать? Вести разъяснительную работу, рассказывать, какой смысл нужно вкладывать в Новый год и как отмечать его правильно. Мы, православные, знаем, как праздновать, отмечать новолетие, в чём его смысл. Нам об этом каждый год рассказывают все священнослужители, начиная от Патриарха и кончая простыми сельскими батюшками. Новый год, который, кстати, праздновали все народы, во всех странах, в том числе и в ветхозаветном Израиле, — это праздник благодарения, праздник подведения итогов. И повод обратиться к Богу с молитвой о благословении на год начинающийся. Молебен на новолетие (кстати, составленный ещё до революции) содержит молитвословия и песнопения, которые почти без изменения взяты из благодарственного молебна. Также молебное пение на Новый год составлено как молебен просительный, взывающий к Богу о благословении наших трудов и благих дел.

Теперь о том, как нам быть с нашими не особо верующими и не особо церковными домашними, родными и близкими. Говорить людям, далеким от Церкви, что они, де, неправильно празднуют Новый год, что это всё «пьянство и козлогласование» — значит только вызвать их ответное противление и неприязнь. Если вас все-таки пригласили отметить Новый год нецерковные родственники и вы не можете им отказать, например, живёте в одной квартире или отношения с ними достаточно напряжённые, и вы боитесь обидеть их отказом, — не нужно отвергать приглашения. Недавно мне по электронной почте прислал письмо один мужчина, описывая свои тяжёлые взаимоотношения с семьей жены, и говорил, что теща приглашает их с женой на Новый год. Вроде бы её отношение к нему смягчается. Здесь ради мира в семье я посоветовал бы принять приглашение. Но не будем забывать, что идет пост, и об этом следует заранее предупредить приглашающую сторону. Но, с другой стороны, следует помнить, что на следующий день нужно быть на Божественной Литургии (как встретишь год, так его и проведёшь). И поэтому соглашаться на родственные посиделки нужно с большой рассудительностью, только тогда, когда действительно может пострадать семейный мир. Если вы собираетесь причащаться, то об участии в застолье не может быть и речи. Если просто будете молиться на следующий день на литургии, то лучше всего, дождавшись полуночи и призвав всех вознести молитву Богу, например, пропев «Царю Небесный» и поздравив всех с Новым годом, удалиться.

Новый год — время подведения итогов и время благодарности.

Вообще, присутствие верующего человека в светской компании (и не только на Новый год) — это всегда миссионерство. От нашего поведения, от наших поступков и слов зависит очень многое: как люди, нас окружающие, будут относиться к Церкви. Придут ли они потом в храм или, наоборот, соблазнённые нами, никогда не переступят порог церковный. Великий миссионер апостол Павел, который говорил, что для всех он сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых (1 Кор. 9, 22), уверен, мог поговорить с окружающими его людьми не только о Боге и вере. Но и об урожае винограда и смокв, о ценах на зерно, а с женщинами — о здоровье детей и домашних делах. А уже потом и сказать слово проповеди. Очень важно установить хороший, дружеский контакт с нашими маловерующими родственниками. Нельзя сразу «грузить» их проповедями. Нужно сначала поговорить с тёщей о даче, о плодах и овощах, с тестем — о рыбалке и политике, с племянником — о спорте и компьютерах, а уже потом рассказывать им о духовных предметах, конечно, если это не вызывает противления. Народ у нас в массе своей не умеет по-настоящему праздновать, вести дружескую беседу в застолье. И когда в компании оказывается человек, который может интересно повести беседу, что-то рассказать, что-то вспомнить, это всегда ценится. Мы уже говорили о том, что Новый год — время подведения итогов и время благодарности.

Очень хорошо, общаясь с родными, вспомнить всё то хорошее, что было в минувшем году. Можно устроить просмотр фотографий или домашнего видео с событиями минувшего года и рассказом о них. Понятно, что общение с родственниками, которые не близки тебе по духу, — дело не очень простое. Но в семейной жизни всегда нужно стараться идти навстречу, искать компромисс. Пусть они ещё чего-то не понимают, но, посидев с ними за новогодним столом, порадовав их, мы сможем потом пригласить их в храм на Рождество, а затем вместе отметить праздник у себя дома, и приобретем тем самым людей для Господа.

Давайте же все помолимся на новогоднем молебне, поблагодарим Господа, попросим Его помощи на весь грядущий год, а потом пойдём по домам. Можно приготовить что-нибудь вкусненькое (постное, разумеется) и посидеть, вспомнить все хорошие события уходящего года и опять поблагодарить Господа. Нам всем очень не хватает общения. А если кто дотерпит до полуночи, встать всем вместе и спеть «Царю Небесный».

Священник Павел Гумеров.

По материалам открытых источников.

Опубликовал 31 декабря 2019.
Размещено в Главная страница.
.