5 июня – память преподобной Евфросинии, игумении Полоцкой    

Преподобная Евфросиния, игумения Полоцкая, в миру Предслава, дочь князя Георгия Всеславича. С детских лет она отличалась любовью к молитве и книжному учению. Отвергнув предложения о браке, Предслава приняла постриг с именем Евфросиния. По благословению Полоцкого епископа Илии, она стала жить при Софийском соборе, где занималась переписыванием книг. Около 1128 года епископ Илия поручил преподобной устроить женский монастырь. Отправляясь в Сельцо, – место будущей обители,  подвижница взяла только святые книги – «всё свое имение».

В новоустроенном Спасо-Преображенском монастыре святая обучала девушек переписыванию книг, пению, шитью и иным ремеслам. В 1161 году её усердием был построен собор, сохранившийся до нашего времени. Преподобная Евфросиния основала также Богородицкий мужской монастырь, в который по её просьбе Константинопольский Патриарх Лука послал список с чудотворной Ефесской иконы Божией Матери. Незадолго до смерти преподобная Евфросиния с племянником Давидом и сестрой Евпраксией отправилась в паломничество по Святым местам. Поклонившись святыням Царьграда, она прибыла в Иерусалим и в русском монастыре Пресвятой Богородицы мирно отошла ко Господу (1173 год) . Не позднее 1187 года тело святой перенесено в Киево-Печерский монастырь, а в 1910 году мощи перенесены в Полоцк, в основанный ею монастырь. Преподобная Евфросиния Полоцкая прославилась в Русской Церкви как покровительница женского монашества.

                                              По материалам православных сайтов.

 

Мы предлагаем вам также прочитать главу из книги «Святые. История христианства».

Предслава была дочерью полоцкого князя. С раннего детства она навидалась много людского горя. Видела она, как каждый год к князю во двор пригоняли толпы избитых, измученных пленных, как тут разлучали жён и мужей, уводили детей от матерей. Видела, как после каждого похода приносили на носилках тяжело раненных, как вдовы оплакивали убитых мужей, как дети с ужасом узнавали, что они осиротели. Так хорошо на Божьем свете, такое приволье кругом, а люди губят друг друга, несут слёзы, ужас и смерть соседям. Неужели не хватает всем места на земле, чтобы жить в дружбе, и неужели можно найти радость в убийствах, грабежах и пожарах?

Как бы помочь людям, как бы стереть хоть одну слезу, вызвать одну улыбку радости? Она жадно читала Евангелие, где говорилось, как Иисус Христос утешал скорбящих, исцелял больных, насыщал голодных.

«Как жаль, что люди мало читают эту святую книгу, — думала Предслава. — Долго переписывать её, переписчики берут большую плату, мало кто может купить. Я свободна, буду переписывать и даром раздавать. Пусть люди читают. Не может быть, чтобы Евангелие не сделало их добрее».

Предслава обо всех болела сердцем; всем, чем только могла, готова была помочь. Приведут новых пленных на княжий двор — она выйдет к ним, приласкает, велит накормить, напоить. Принесут раненых — Предслава перевязывает, обмывает их раны. Она научилась сама готовить лекарства из кореньев и трав. Начали к ней приходить больные из городов и деревень. Она помогала всем, а бедным, кроме лекарства, давала ещё хлеба и денег. Кзязю нравилось, что Предславу везде называют Ангелом Божиим, что ей везде — и в хоромах, и в тюрьмах — рады, как красному солнцу. Не раз он по её просьбам  давал свободу рабам и заключённым, не раз отпускал хлеб бедным из княжьих амбаров.

Пришло время Предславе выходить замуж. Но Предслава не хотела  выходить замуж, однако отец  просватал её за соседнего княжича.

В отцовских хоромах идет пир горой, а Предслава в своем тереме в сердечной тоске молится перед иконой Спаса. Не свадьба её страшит: красив жених и приветлив; страшит её мысль, что не сможет она посвятить свою жизнь страждущим людям.

— Господи, — молилась она, — Ты, указующий путь солнцу и движущий океаном, направь и слабую рабу Твою. Укажи мне путь, где мне служить любви Твоей.

Как бы в ответ солнце заиграло сквозь окна на ризе иконы, осветило лицо Предславы, а неподалеку в женском монастыре ударили в колокол к утрене.

— Господь зовёт, — сказала Предслава. Накинула на себя платок и тайком вышла из терема. Она направилась прямо к игуменье, которая приходилась ей теткой.

— Матушка, постриги меня, — просила Предслава, припав к ногам игуменьи.

Игуменья изумилась и испугалась:

— Что с тобой, дитятко? Тебя ждет счастье, веселье, богатство, а ты просишь черный клобук?

— Томит меня, матушка, давит всё это богатство и счастье. Все ведь награблено, отнято, куплено кровью. Как мне быть счастливою с мужем! Князья в походах и войнах. Бойся, что он будет убит или ранен; а вернётся домой, мне будет мерещиться, что он весь в братской крови.

          Вспомнила старая княгиня-игуменья свою тяжелую жизнь и горькое вдовство, не стала спорить, но и не решалась постричь: боялась гнева старого князя; послала за епископом. Епископ также отговаривал:

—  Юна ты, княжна Предслава. Тяжелое бремя хочешь взять на себя. Родные от тебя отрекутся, останешься одна в Божьем мире.

—  Владыка, — отвечала Предслава, — не пугай юную душу, идущую к Богу. «Иго Христово благо и бремя Его легко», а одна я никогда не буду. Бог будет мне Отцом, и все сирые, несчастные, больные будут мне родней.

Покорились игуменья и епископ желанию княжны, совершили над ней монашеский постриг и дали ей имя Евфросиния. Наутро всполошился княжий двор. Хватились — нет Предславы. В тревоге князь шлёт на поиски дружину; сам едет в погоню. В воротах монастыря князя встречает епископ с крестом.

—  Не ищи княжну Предславу: её нет более; есть инокиня Евфросиния.

Вспылил старый князь, грозил разнести монастырь.

— Против Бога не устоишь, — сказал владыка, — дочери все равно не воротишь. Да и не след ворочать. Чай, много ты, княже, в походах нагрешил. Евфросиния будет молитвенница за тебя.

Заплакал суровый воин, поехал домой, заперся у себя. Долго горевал князь, но прошло время, горечь утихла, и он примирился:

— Такова, знать, воля Божия!

Юная инокиня зажила в обители и  стала служить при храме, а в свободное время переписывала священные книги. В бедные церкви рассылала их даром, богатые же люди платили за них. Евфросиния все раздавала нуждающимся.

Видел епископ её труды, умилялся душой и думал: «Тесно тут сестре Евфросинии. Есть у меня в сторонке от других монастырских вотчин небольшое сельцо. Отдам его труженице. Она лучше любого обработает церковную ниву».

Обрадовалась Евфросиния дару святителя, собрала свою семью — сирот бездомных, убогих и нищих — и направилась в усадьбу. В усадьбе всем нашлось дело: слепые плели сети и лапти; хромые точили посуду из дерева; глухие рубили дрова; старики ловили рыбу, разводили пчёл; кто был покрепче, посильнее — тесали бревна, строили избы. Далеко пошла молва про усадьбу Евфросинии. Издалека приходили нищие — их никогда не гнали. Приходили и богатые, помогали деньгами. Многие вдовы и девушки оставались помогать Евфросинии.

Словно Божии пчёлы, трудились они с преподобной. Много тысяч голодных накормили, многих спасли от нужды, многим облегчили страдания; сотни сирот воспитали, приютили немощных, старых, калек. Больше же. всего внесли света Христова и тепла любви. Среди постоянных усобиц, насилий и войн видели люди в обители сестер-подвижниц, что есть иная жизнь — жизнь братская, любовная, и смягчались грубые сердца.

Опубликовал 5 июня 2019.
Размещено в Главная страница.
.