В Успенском соборе города Кирова состоится встреча иконы святителя Феодосия Черниговского

В четверг, 28 марта 2019 года, в Успенском кафедральном соборе города Кирова состоится встреча иконы святителя Феодосия Черниговского, утраченный оклад которой был возвращен Покровскому храму города Советска в мае 2018 года и до настоящего времени находился на реставрации.

По прибытии иконы в собор митрополит Вятский и Слободской Марк возглавит молебен. Начало богослужения в 18.30.

Отметим, реставрация оклада выполнена в ювелирной мастерской А.А. Веселова в г. Йошкар-Ола, а образ под окладом был написан в Царевококшайской иконописной мастерской г. Йошкар-Ола. В ходе реставрационных работ была произведена очистка поверхности оклада, затем разработаны 3-D модели недостающих фрагментов оклада. Заново были изготовлены крест и палица из серебра 875 пробы, а также посох с деталями филиграни из серебра 875 пробы. Затем была проведена реставрация цветной эмали оклада, произведена позолота, гальваника, трипогальваника, включая сборку деталей оклада.

Икона святителя Феодосия Черниговского пробудет в Успенском кафедральном соборе до 20.00 пятницы 29 марта, а после отправиться в Советск.

ИСТОРИЯ ОКЛАДА
(по материалам Людмилы Ивановой, Ирины Осокиной)

В начале 2014 года в старом помещении, находящемся в одном из зданий УМВД России по Тульской области, нашли почерневший от времени оклад иконы. Святой в полный рост выступал из металла (впоследствии оказалось, что это серебро). Когда убрали пыль времен, головной убор и верхняя часть посоха заблистали ярким бирюзовым цветом, а на нижнем поле проступила синяя надпись: «Св. Феодосий Черниг. Чуд». Как долго лежит здесь этот оклад? Кому принадлежит? И каким образом он оказался среди истлевшего мусора?

Ответы на эти вопросы искали специалисты пресс-службы областного управления МВД. В феврале 2017 года они взялись за собственное расследование.

– Сотрудники уголовного розыска провели проверку. Оклад пробили по информационным базам, опросили работников, обнаруживших находку, провели беседы с ветеранами, но узнали немного, – рассказывает сотрудник пресс-службы Ирина Осокина. – Зато результаты искусствоведческой экспертизы превзошли все ожидания!

Оказалось, что на окладе размером 86 на 60 сантиметров и весом почти в 4 килограмма в технике высокой чеканки представлена фигура святого Феодосия Черниговского. Произведение искусства было изготовлено в России мастерами знаменитой ювелирной фирмы Ивана Хлебникова в 1899–1908 годах из серебра 84-й пробы и представляет собой особую историческую, научную и художественную ценность. Несмотря на серьезные повреждения, его стоимость могла составлять от 70 тысяч долларов США.

– Лик Феодосия, незримо вдохновляющий пустоту оклада, словно просил о возвращении, понуждал к действию и давал надежду в практически безнадежном деле, – продолжает Ирина Ивановна. – И мы погрузились в поиск. Провели кропотливую исследовательскую работу с имеющейся в интернете искусствоведческой литературой, изучили сайты десятков музеев, антикварных сообществ, форумов ювелиров, проштудировали научные доклады и диссертации… Постепенно удалось узнать, что имя Хлебникова наряду с Фаберже стояло среди лучших поставщиков ювелирных изделий Высочайшего Императорского Двора! Изделия его фирмы хранятся в Государственном историческом музее, Оружейной палате, украшают храмы Московского Кремля. У Хлебникова не было проходных работ. А это значило: оклад Феодосия мог украшать самые именитые церкви и музеи.

Сначала кропотливое расследование привело Ирину Осокину и ее коллег к одному из музеев Санкт-Петербурга, где на протяжении многих лет расхищались ценности из запасников. Полностью совпало описание тульской находки и одной из питерских икон. Но размеры!.. «Наши» оказались в два раза больше!

К ветеранам на поклон

– Перекопав еще гигабайты информации, мы уяснили, что в общеизвестном доступе существуют только два «Феодосия Черниговских» в исполнении Хлебникова: тот, питерский, и найденный в Туле. И у коллекционеров на них была организована настоящая охота, – говорит Ирина Осокина. – Это свидетельствовало о профессионализме и подкованности похитителей. А если оклад – вещдок, кто-то из ветеранов должен помнить, по какому делу он проходил…

И полицейские отправились «в люди». Выбрали несколько десятков профессионалов прошлых лет и приступили к многодневным встречам-опросам. День ото дня кольцо сужалось, но ценной информации не прибавлялось. Чтобы не отступить и не отчаяться, девчата часто собирались у оклада и просто молились о помощи в нелегком деле.

– И наше упорство было вознаграждено. Удалось узнать фамилию главаря тульской преступной группы, которая в 80–90-е годы, с перерывами на отсидки, промышляла кражами антиквариата и церковной утвари по всему Советскому Союзу!

Громкое дело

Все пути вели в Тульский областной архив. Там было поднято дело начала 80-х годов по обвинению некого Белолипецкого и еще семерых человек в хищении в особо крупных размерах, а также хранении, изготовлении и сбыте оружия. 24 тома, каждый – по 300 листов: на счету преступников – десятки разграбленных храмов, разоренные музеи, похищенные частные коллекции. За два года злодеи совершили больше 30 преступлений в Тульской, Калужской, Курской, Липецкой, Кировской, Горьковской областях, Мордовской и Чувашской АССР; на Украине и в Белоруссии.

– Милиционеры изъяли тогда несколько тысяч предметов церковной старины и антиквариата, еще больше по отлаженным каналам преступникам удалось переправить «за бугор». Ущерб государству составил больше 400 тысяч рублей, – листала материалы дела Ирина Осокина. – Как оказалось, первые и весьма значимые участники группы были задержаны при попытке кражи в краеведческом музее города Белева. Один из преступников при погоне пытался отстреливаться.

Ведущая роль в раскрытии преступления принадлежала сотрудникам тульского уголовного розыска Дидатову, Игнатову и Шикову. Расследование возглавляла старший следователь по особо важным делам областного УВД Болдина. Работа шла медленно и очень напряженно. Подозреваемые нанимали самых дорогих столичных адвокатов, имитировали психические расстройства, пытались бежать. И все же все участники группы предстали перед судом, а организаторы получили по 15 лет тюрьмы.

Образ вору не поддался

Тщательно просматривая каждую страницу уголовного дела, Ирина Ивановна все же нашла фотографию оклада Феодосия! Он помещался среди 17 икон, изъятых у скупщика краденого Виктора Ларионова (фамилия изменена).

– Длительное время сыщики не могли определить принадлежность оклада. Подозреваемый утверждал, что приобрел его законным путем. И главное, не было официальных обращений от потерпевшей стороны, – рассказывает наша собеседница. – Однако в ходе следствия удалось установить, что в Кировской области за кражу этого оклада по горячим следам задержали и осудили местного пьяницу. Стражи порядка настолько обрадовались чистосердечному признанию, что даже не обратили внимание, что мужичок говорил об окладе, в два раза меньшем по размеру. Позже только благодаря вмешательству тульских следователей обвинение в этой краже с человека было снято.

Между тем удалось установить, что произведение искусства, найденное в Туле, Белолипецкий и его подельник выкрали из каменной кладбищенской церкви в Кировской области. Воры попытались выдолбить вмурованную икону из стены, но только изуродовали ее – образ не поддался. И тогда они сорвали оклад и с горем пополам вытащили через небольшой пропил в узком окне…

Умники с большой дороги

– Главари уголовников были с высшим образованием, отлично разбирались в тонкостях искусства, – вспоминал один из ветеранов уголовного розыска. – Один из них когда-то работал учителем и на допросе не стал общаться с милиционером, говорил, что не выносит, когда выражаются нецензурно и брюки не глажены. Это его показное интеллигентство отлично уживалось с жестокими нападениями на людей, он был дерзким, ходил вооруженным.

Белолипецкий считался специалистом по иконам и антиквариату, за любовь к нумизматике и валютные операции получил первый срок и не окончил исторический факультет вуза. Следователи тогда не смогли доказать причастность его брата к реализации ценностей, а была информация, что именно он протоптал дорожку за рубеж… Дело это было интереснейшим, гремело в масштабе Советского Союза. Разграбляли эти молодчики церкви прямо по-революционному.

По рассказу другого ветерана, когда на суде объявили сроки, Белолипецкий долго возмущался, что такие только убийцам дают. Впрочем, на счету злодеев тоже были человеческие жизни. Одного из церковных сторожей грабители привязали к могильной ограде, и пожилой человек после ночи, проведенной на кладбище, умер от потрясения – не выдержало сердце.

Приговор вступил в законную силу. И воры получили сполна по заслугам. Но грянули лихие девяностые. В 1996 году приняли новый Уголовный кодекс, где, видимо, заинтересованные люди исключили понятие «хищение в особо крупном размере», предусматривающее от 8 до 15 лет лишения свободы или исключительную меру наказания.

Некоторым гражданам из антикварной преступной группы повезло – они не до конца отбыли свои сроки. И по области вновь понеслись кражи из церквей: в Кимовском, Ясногорском, Белевском районах… Группа Белолипецкого опять попала в разработку. Многие тульские храмы пострадали от ее набегов по два-три раза. Были случаи, когда злодеи повторно крали те же иконы, которые были возвращены милицией.

И снова держат нос по ветру

В ходе расследования Ирине Ивановне удалось пообщаться еще с одним непосредственным участником далеких событий – бывшим вором, а ныне – известным коллекционером, реставратором, пользующимся авторитетом в кругах искусства и даже читающим лекции в одном из музеев. Это был тот самый скупщик краденого Виктор Ларионов.

– Оклад с Феодосием Черниговским? Конечно помню! Это уникальная вещь и сегодня сумасшедших денег стоит. Какого времени создания икона? Сейчас спрошу. (Набирает номер сотового телефона и непринужденно беседует, будто речь идет о событии вчерашней давности.) Саша, вот такой вопрос. Тут доской с Феодосием интересуются, тем, что из Кировской области. Одного времени, говоришь? И не подлежит реставрации?..

– В общении с бывшими ворами удивили две вещи, – говорит Ирина Ивановна. – То, что святыни они называют «досками», как пиломатериал, и их уникальная память даже к мельчайшим подробностям прошлого преступления, словно и не было этих четырех десятков лет, удивительная заинтересованность, включенность в процесс и… готовность.

В материалах уголовного дела указывается, что учет церковных ценностей был практически возложен на церковные советы, в состав которых чаще всего входили люди преклонного возраста, не имеющие не только специальных познаний для оценки такого имущества, но зачастую просто неграмотные. В результате в актах инвентаризации в лучшем случае указывалось наименование предмета, не всегда соответствующее оригиналу. При таких условиях иконы и искусную утварь не только выносили через узкие окна, но и просто заменяли работами более позднего периода с аналогичным сюжетом, не представляющими ценности. Инвентаризация в церквях велась не ежегодно.

Время открытых вопросов

По определению суда от 30 октября 1984 года оклад иконы Феодосия Черниговского должны были передать Советскому райисполкому Кировской области. Но служители храма не могли обеспечить безопасность при перевозке и хранении столь ценного произведения искусства и впоследствии просто перестали выходить на связь. Со временем почил в безмолвии и сам оклад и был обретен совсем недавно.

– Сегодня в УМВД Росси по Тульской области готовы почти все документы, позволяющие передать его в родной храм – Покровскую церковь в городе Советске (до 1918 года слобода Кукарка), – говорит руководитель пресс-службы регионального Управления МВД Андрей Ярцев. – Мы надеемся, что в ближайшее время прихожане церкви обретут эту уникальную святыню.

Пресс-служба Вятской Епархии.


Опубликовал 27 марта 2019.
Размещено в Главная страница.
.