Духовное чтение

Приближается  святое время Великого поста. Как важно в эти дни задуматься над собой, над тем, как ты духовно возрастаешь, каким предстанешь пред Господом. Огромную роль в этой непростой работе играют книги. Мы продолжаем знакомить вас с книгой «Отец Арсений». Надеемся, что она привлечёт ваше внимание. В книге несколько частей. Сегодня мы предлагаем вам прочитать  главу из 1-й части, которая называется «Прекратите сие».

Холода стояли страшные, заключённые сильно мёрзли на работах, обмораживались; приходя в барак после работы, буквально валились с ног. Умирало много, барак постоянно обновлялся.  Трудно было всем, но особенно доставалось политическим. Все вставали, уходили на работу и приходили с работы озлобленные и вечно голодные, а тут ещё при раздаче хлеба уголовники два дня подряд отнимали у политических весь паек. На второй день к вечеру, после кражи и после закрытия барака, произошла в бараке драка не на жизнь, а на смерть между уголовниками и политическими из-за хлеба.

Во главе политических встал Авсеенков, несколько бывших военных и человек пять из интеллигенции, а у уголовников – Иван Карий, отпетый бандит, хулиган и многократный убийца. В лагере убил не одного человека, любил играть в карты на жизнь человеческую. ..

Сперва началась кулачная драка, а потом в ход пошли поленья, а некоторые уголовники достали ножи. В лагере они запрещались, их постоянно искали, беспрерывно обыскивали заключённых, но почти никогда ножи не находили.  Порезали одного военного, нескольким политическим тяжело повредили головы. Уголовники действуют сообща, а основная масса политических только кричит, боясь помочь своим. Уголовники бьют жестоко, одолевают политических, кругом льётся кровь. Отец Арсений бросился к Сазикову и стал просить: «Помогите! Помогите, Иван Александрович! Режут людей. Кровь кругом. Господом Богом прошу Вас, остановите! Вас послушают!». Сазиков засмеялся и сказал: «Меня-то послушают, ты вот своим Богом помоги! Смотри! Твоего Авсеенкова Иван Карий сейчас прирежет. Двоих-то уже уложил. Бог твой, поп, ух как далек!».

Смотрит отец Арсений: кровь на людях, крики, ругань, стоны, и так все это душу переполнило болью за страдания людей, что, подняв руки свои, он пошёл в самую гущу свалки и голосом ясным и громким сказал: «Именем Господа повелеваю: прекратите сие. Уймитесь!». И, положив на всех крестное знамение, тихо произнёс: «Помогите раненым» – и пошёл к своим нарам. Стоит весь какой-то озарённый и словно ничего не слышит и не видит. Не слышит, как кладут у выхода из барака мёртвых, помогают раненым. Стоит и, уйдя в себя, молится.

Тихо стало в бараке, только слышно, как люди укладываются на нары и стонет тяжело раненный. Сазиков подошел к отцу Арсению и сказал:
«Простите меня, отец Арсений. Усомнился я в Боге-то, а сейчас вижу6 есть Он. Страшно даже мне. Великая сила дана тому, кто верит в Него. Простите меня, что смеялся над Вами!». Дня через два, придя с работы, подошёл Авсеенков к отцуАрсению и сказал: «Спасибо Вам! Спасли Вы меня, спасли! Бесконечно Вы в Бога верите, и я, смотря на Вас, тоже начинаю понимать, что есть Он».

Жизнь в бараке шла размеренно. Одни заключённые приходили в барак и, прожив в нём недолго, ложились в мёрзлую землю, другие приходили им на смену. Воровство хлеба прекратилось, а если и случалось, то уголовники крепко учили своих за это. Отец Арсений работал по бараку, сильно уставал, истощение организма, как у всех заключённых, было предельным, но держался и духом не падал. В бараке, населённом самыми разными людьми по своим характерам, жизни и настроениям, и при этом людьми, обречёнными на смерть, измученными и поэтому озлобленными и ожесточенными, отец Арсений стал для очень многих связующим и сближающим началом, смягчающим тяжесть лагерной жизни. Добротой своей, тёплым ласковым словом согревал он многим душу и, был ли то верующий, коммунист, уголовник или какой-либо другой заключённый, для каждого из них находил он необходимое только этому человеку слово, и оно проникало в душу, помогало жить, заставляло надеяться на лучшее, вело к совершению добра.  Как-то произошло незаметно, но Сазиков и Авсеенков сблизились. Казалось, что было общего между уголовником и бывшим членом коллегии? Их незримо соединял отец Арсений.

Опубликовал 28 февраля 2019.
Размещено в Главная страница.
.