Много званых, но мало избранных

Григорий Двоеслов

Однажды утром в келью Григория Двоеслова постучался нищий. Инок, не отрываясь от работы, впустил нищего в келью.

— Чем могу помочь тебе, брат мой? — спросил Григорий.

— О, отче! — воскликнул нищий, падая на колени. — Великие несчастья преследуют меня: я был богатым купцом и вел обширную торговлю, но Богу угодно было наказать меня за грехи: нынче утонул мой корабль с товарами, я совсем разорен и еще имею большие долги.

— Молись Богу, бедный брат мой, — со слезами утешал инок нищего. — Он милосерд и поможет тебе.

Григорий кликнул келейника и велел ему дать нищему шесть златниц. Нищий усердно поблагодарил инока и ушел. Но не прошло и часа, как он снова явился к Григорию. — Горе мне! Горе! — повторял он, ударяя себя в грудь. — Мне необходимо еще шесть златниц, а то те, которым я задолжал, посадят меня в тюрьму.

Григорий велел тотчас дать ему еще шесть златниц и, напутствуя нищего, проводил его. Но в тот же вечер нищий снова явился в келью инока.

Он упал на колени и с рыданиями молил Григория еще помочь ему.

— Помоги мне, раб Христов, — твердил он, — или я погибну.

— Встань, брат мой, — утешал его инок, — я помогу тебе.

Инок кликнул келейника и велел ему выдать нищему еще шесть златниц.

— Но, отче, у нас нет больше ни одной златницы, — отвечал келейник.

— Так дай ему что-нибудь другое из одежды или посуды, — отвечал Григорий.

— У нас ничего нет, кроме серебряного блюда, которое прислала нам твоя мать.

— Так дай его поскорей нищему, чтобы он не ушел от нас с печалью.

Незнакомец, взяв блюдо, со слезами благодарил Григория, ушел и более не возвращался.

Прошло много лет. Григорий сделался римским архиепископом. Однажды по его приказанию пригласили на обед двенадцать нищих. Среди них он узнал того, кто когда-то приходил к нему, прося помощи. Григорий удивился, что казначей позвал еще одного нищего, и спросил его, почему он так сделал.

— Почему ты позвал тринадцать человек? Я с радостью угостил бы вдвое больше, но мне горько, что ты ослушался меня.

Каково же было удивление Григория, когда казначей ответил, что он позвал двенадцать человек и что не видит тринадцатого нищего.

Сильно смутился Григорий, выслушав слова казначея, и стал следить за странным гостем. Когда окончилась трапеза, Григорий подошел к незнакомцу, взял его за руку и увел к себе. Здесь, пристально глядя в лицо нищего, он сказал:

— Силою Бога Вседержителя, скажи, кто ты?

— Я тот бедный мореплаватель, — отвечал незнакомец — которому ты дал когда-то двенадцать златниц и серебряное блюдо. Познай, что от того дня Господь нарек тебя архипастырем Церкви земной. Я ангел Господень, к тебе посланный, чтобы узнать твои чувства, не для тщеславия ли подаешь милостыню?

Григорий в ужасе повергся на землю, говоря:

— Прости меня, служитель Христов, что я беседовал с тобой, как со смертным.

— Не страшись, — отвечал ангел, — Господь хотел испытать тебя. Многие творят милостыню, упоминая имя Христово, но не по сердечному побуждению, а из тщеславия, ибо «много званых, но мало избранных». Христос Спаситель видел смиренную искренность твою и повелел мне, да всегда с тобой пребываю и приношу к Нему молитвы твои: все, что с упованием просишь, от Того приимешь!..

С этими словами небесный гость стал невидим.

Григорий склонился до земли и, воздав благодарение Богу, воскликнул:

— Слава Тебе, милосердый Христос Бог мой! Верую, что милость Твоя к милостивым неизреченна, когда и за малое подаяние столько возлюбил меня, что приставил ко мне ангела-хранителя!

 

Опубликовал 3 марта 2011.
Размещено в Духовное чтение.
.