«Пока живу — служу»

23 января исполнился год со дня смерти  отца Виктора.

С  1969 года  батюшка  нес пастырское служение в Вятской епархии, в течение многих лет был настоятелем храма Покрова Божией Матери в городе Советске. Ревностный пастырь, он был мудрым, добрым духовным учителем для прихожан. В труднейшие годы гонений на Церковь отец Виктор нес свет Христовой веры людям. Он мечтал о том, чтобы до конца жизни служить Господу.

Последнюю Божественную литургию протоиерей Виктор совершил  в Преображенской церкви села Зашижемье в 2003 году, за месяц до своего

75-летия, в двунадесятый праздник Преображения Господня.  Вернувшись домой, сказал своим родным: «Все. Это была моя последняя служба. Боюсь сделать что-нибудь не так, как положено по церковному Уставу. А это недопустимо». За плечами остались долгие годы  священнического служения.  Какими они были? Разными, но всегда счастливыми. Счастливыми потому, что Господь сподобил стать священником! Разве мог думать он, крестьянский сын, что когда-то не просто придет в церковь, а будет батюшкой.  В годы жесточайшего атеизма проходило его взросление.

Отец Виктор (Виктор Дмитриевич Коршунов) родился в сентябре 1928 года. Как и все русские православные семьи,  Коршуновы  не мыслили себе жизни без Церкви, без Бога.  В воскресные и праздничные дни никто и подумать не мог о том, чтобы остаться  дома и заняться стиркой-уборкой. В престольные праздники даже стариков старались привезти на лошадях – исповедать, причастить Святых Христовых Тайн. Мать отца Виктора, Татьяна Константиновна, после смерти мужа  (а он умер, когда Виктору  было три года) одна поднимала детей.  Жили тяжело, но трудились все – и малые дети тоже.  Без молитвы семья не начинала и не заканчивала  день. Когда началось повсеместное разрушение православных храмов, и взрослые, и дети шли в церковь за десятки километров. Это мы сегодня говорим о том, что автобусы редко ходят, на улице гололед, или дождь, или снег, или жара – миллион отговорок и оправданий найдем, почему не пришли в храм, хотя  живем в 20-30 минутах неспешной ходьбы до него. А наши деды и прадеды, которым запрещали молиться,  карали за сохранение прародительской веры Христовой, шли в дом Божий и в жару, и в холод.

«Все мы родом из детства»— эти слова знакомы каждому. Детские впечатления самые сильные.  Православный храм, иконы, чудное и благолепное церковное пение, атмосфера любви и добра – это все навеки осталось в памяти отца Виктора. Смышленый, любознательный,  воспитанный в православной вере, он, постоянно участвовавший в богослужениях, постепенно запомнил церковные молитвы, песнопения, а потом, став постарше, начал помогать батюшке в алтаре. Мать, мудрая женщина, поняла, почувствовала истинное призвание сына и однажды сказала его  брату: «Погоди, ты еще руку ему целовать станешь». Перед смертью она благословила его старинной деревянной иконой Спасителя. Всю жизнь отец Виктор помнил эти слова и  материнское благословение, но только в конце 50-х годов появилась наконец-то возможность осуществить мечту.  До этого никак нельзя было оставить без помощи и поддержки мать, а потому приходилось много работать с самого раннего детства. Начавшаяся в 1941 году война тоже внесла свои коррективы.  Потом  наступил срок исполнить воинский долг (с с1949 по 1952 год отец Виктор служил в Германии, при этом он не вступил в комсомол, несмотря на постоянную агитацию). Вернувшись на родину, окончил школу механизации, работал комбайнером, выполняя план на 200%.

И вот наступил день, когда Господь сподобил, чтобы мечта, давняя и главная мечта исполнилась: он поехал в Московскую духовную семинарию. Пришлось пройти серьезнейшее собеседование, на котором присутствовали несколько епископов, в том числе и епископ Ташкентский и Среднеазиатский Ермоген, который  заметил его и  тут же предложил переехать на служение в Узбекистан.

Конечно, такое ответственное решение, круто менявшее жизнь, он не мог принять без своей супруги, Нины Григорьевны. С того дня, когда в 1954 году он встретил ее, все житейские вопросы они решали вместе. Дочь отца Виктора, Татьяна Викторовна Вшивцева, говорит о том, что он был прекрасным, заботливым и очень надежным мужем и отцом, с уважением и любовью относящимся к своей матушке и детям: «У меня был замечательный отец!». В семье уже подрастали  двое маленьких детей (дочка и сын — погодки), и, конечно, переезд в далекую Среднюю Азию стал непростым решением, но Нина Григорьевна, зная о многолетнем желании супруга служить Господу, поддержала его, хотя, конечно, было страшновато срываться с места и ехать в такие дальние дали. Но решили: встреча с владыкой Ермогеном — это Промысел Божий. Поедем!

Первое служение – чтец в Успенском кафедральном соборе города Ташкента, потом – диакон в Пржевальске, Фергане. С 1962 года отец Виктор – настоятель Прихода Михаило-Архангельского храма в городе  Красноводске Ашхабадского благочиния.  Служил и в Киргизии, в городе Ош. Пастырское служение в Средней Азии было в  труднейшее время, когда  деятельность священнослужителей жестко контролировалась. Специальный уполномоченный отслеживал чуть ли не каждый шаг священников, считая, что они ведут антисоветскую пропаганду. Пришлось и отцу Виктору пройти через «серьезный разговор» с  представителями власти. Однажды ночью за ним приехали и увезли без объяснений. Можно только представить, что пережила в эти бесконечные часы неизвестности матушка Нина! В эту ночь батюшке предложили  отречься от веры. «Этого не было и не будет никогда!» —  твердо ответил он. Просили сообщать о совершенных требах. Конечно же, снова получили отказ. К счастью, это были все-таки не тридцатые годы. Слава Богу, обошлось. Правда, учителя пытались повлиять на детей, особенно в начальных классах. Крестиков никто не срывал, но Татьяна Викторовна вспоминает, что их с братом, детей священника, заставляли ходить на занятия многочисленных кружков: только бы меньше было влияние родителей. Но влияние было!  Воспитанные в православной семье, Татьяна Викторовна и Николай Викторович находили общий язык с одноклассниками. Доброжелательность, незлобие, сдержанность, умение прощать, привитые родителями, помогали им в общении со сверстниками.  Только вот после возвращения в родные места при поступлении в Яранское медицинское училище директор спросил на собеседовании Татьяну Викторовну: «Вот Вы к нам поступаете, а не боитесь, что травить будут?» — «Я десять лет училась в школе, и никто не травил, а здесь взрослые люди!».  Опасения «сердобольного» директора не оправдались.  А в  Россию семья Коршуновых переехала в 1969 году. В далеких южных краях постоянно вспоминались родные места, наши русские березы, бескрайние луга, реки и озера, живоносные родники. Как хотелось домой! И Господь помог. Сначала было служение вторым священником в Успенском соборе города Яранска, а 17 мая 1977 года указом архиепископа Кировского и Слободского Мстислава отец Виктор был назначен настоятелем Покровской церкви города Советска, с которым связаны последние десятилетия. Разные это были годы. Но каким счастливым для православных стало наступление того долгожданного дня, когда вероисповедание стало свободным, когда люди наконец-то смогли открыто, не таясь, не боясь наказания, ходить в храм. Как вспоминают батюшки,  Святое Крещение принимали десятки людей в один день (порой и больше ста человек крестили!). Сохранились фотографии тех лет – молебен в засушливое лето. Заполнен весь церковный двор! Советск – город немаленький, а храм один. Отец Виктор к этому времени уже пережил инсульт, да и возраст уже пенсионный. С радостью встретил он  отца Петра Ковальского, которого назначили настоятелем Покровской церкви. Став вторым священником, отец Виктор помогал настоятелю в восстановлении Успенской церкви, возвращенной Вятской епархии. Крестный ход с иконой из Покровской в Успенскую церковь стал знаменательным событием в жизни православного города и огромной духовной радостью для наших батюшек.

«Пока живу – служу. Хоть на клиросе буду петь!» — говорил протоиерей Виктор Коршунов. Пока не заболел, старался помогать священникам Кукарского благочиния даже тогда, когда стал заштатным клириком.

Жизнь, наполненная любовью к Богу и верным служением  Ему, – так можно сказать о земном пути отца Виктора. Он стремился к тому, чтобы проповеди, обращенные к прихожанам, были понятны и доступны даже человеку, только-только начинающему свой путь к Богу. К ним батюшка тщательно готовился. Помогали и жизненный опыт, и знания, полученные в Московской духовной семинарии,  в которой пришлось учиться заочно. Православная Церковь по достоинству оценила его ревностное  служение. Отец Виктор  награжден палицей, набедренником, камилавкой,  крестом с украшением (владыка Хрисанф снял его со своей груди, а потому этот крест был особенно дорог отцу Виктору), медалью преподобного Сергия Радонежского.

В одной из своих проповедей отец Виктор сказал: «Пусть каждый испросит у Господа великий и благодатный дар молитвы и любви. Тот, кто получит его, поймет, какое блаженство и счастье, когда душа любит Бога и людей, забывая личные горести, неприятности и обиды. Так будем же стремиться к тому, чтобы любовь к Богу всем сердцем, всей душой и всем разумением, только она определяла нашу жизнь и чтобы любовь к ближнему нашла свое христианское, искреннее, духовное выражение в благороднейших чувствах, которые сокрыты в душе, но незримо обнаруживаются в молитвах и добрых делах. Да поможет Господь Бог каждому из нас идти стезей исполнения Его заповедей о любви».

Вечная ему память! Мы, его духовные чада, будем помнить о почившем пастыре. Лучшей памятью о нем станет наше участие в церковных богослужениях, в Святых Таинствах, добрые дела во благо Церкви Христовой и  ближних,  жизнь по заповедям Господним: именно этому учат нас наши духовные пастыри.

                                      Пресс-служба Кукарского благочиния.

                                         По материалам приходской газеты «Возрождение».

Опубликовал 23 января 2017.
Размещено в Главная страница.
.