Православная этика

За детей с нас спросится

Дс1Святитель Иоанн Златоуст:

«Все для родителей должно быть второстепенным в сравнении с заботой о воспитании детей».

Афонский старец Паисий:

«Когда ваши дети еще маленькие, вы должны помочь им понять, что такое добро. А это и есть глубочайший смысл жизни».

Священномученик архимандрит Кронид (Любимов):

«Кто из нас не хочет иметь добрых детей? Будем же прежде всего сами сохранять заповеди Божии. Будем учить детей своих доброму не столько словами, сколько примером нашей жизни. Как часто теперь жалуются на непочтение и грубость детей! И кто не хочет иметь кротких и благопокорных детей?! Постараемся же, прежде всего, сами в себе воспитать эти прекрасные качества, сами не позволим себе ни словом, ни делом оскорблять своих родителей, родственников, ближних».

Архимадрит Иоанн Крестьянкин:

«Красота души создается из смирения, чистоты, терпения и добрых дел любви. Спасение души надо начинать смолоду, оберегая ее от житейской грязи. Ведь нет ничего страшнее, чем вечная гибель души».

Протоиерей Валентин Мордасов:

«Чаще приводите и приносите своих детей в храм Божий для причащения Святых Таин – это духовная пища, это врачество от всех болезней душевных и телесных.

Родители не только за свои грехи наказаны будут, но и за детей своих, если их в благочестии не воспитывают».

Как общаться с неверующими родственниками?

 Самое лучшее правило для общения с ними – не надо их обличать и ругать. Вера – это дар Божий, а они его не имеют. Их просто надо жалеть и молиться, чтобы и их Господь оделил сим даром. Господь говорит: «Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня» (Ин. 6,44).

Человек и рад бы уверовать, но никак не может: гордыня ли мешает, высокое ли мнение о себе, о своих мирских знаниях или положение в обществе. Много всяких причин тому. Но помните, что в это время надо с ними ласковым быть, быть для них примером истинного православного христианина. Не надо раздражаться, ругать их, обличать. Надо только молиться. «Просите, и дано будет вам…»

Мудрые христианки своим мужьям не говорят: «Ты должен делать то-то и то-то». Они приходят домой и рассказывают: «Вот, батюшка проповедь говорил, я запомнила такой интересный пример…» Один пример расскажут, второй, третий; смотришь, через некоторое время это семя Божественного Слова прорастает в душе. Человек идет в церковь, кается, венчается, молится.

Много всяких вариантов есть, но самое главное – это ваш личный пример.

У одного язычника трудился христианин. Язычник, принимая его на работу, сказал: «Я беру тебя с условием: ни слова не говори о Христе». Тот ему смиренно ответил: «Поверь, не скажу». Проработал христианин в саду два года, вдруг приходит к нему хозяин и падает в ноги: «Сделай так, чтобы я стал таким, как ты!» Вот так. Личным примером можно убедить в существовании Христа, да еще без единого слова.

лиственничникВ 4-е воскресенье Великого поста и 12 апреля Святая Церковь воспоминает преподобного Иоанна Лествичика –великого подвижника и автора духовного творения «Лествица», вся жизнь которого была непрестанной молитвой. В 16-летнем возрасте он пришел в Синайский монастырь, где принял иночество. После смерти духовного отца преподобный Иоанн удалился в пустыню, где провел 40 лет в подвиге безмолвия, поста и молитвы. Память преподобного также празднуется 12 апреля. Сегодня, в дни Великого поста, очень значимыми для нас являются мысли святого Иоанна Лествичника о покаянии.

О покаянии.

Покаяние есть возобновление крещения. Покаяние есть очищение совести. Покаяние есть завет с Богом об исправлении жизни. Покаяние есть примирение с Господом чрез совершение благих дел, противных прежним грехам. Покаяние есть помысел самоосуждения, и попечение о себе, свободное от внешних попечений. Покаяние есть дщерь надежды и отвержение отчаяния.

Нам, впадшим в ров беззакония, невозможно быть извлеченными из оного, если не погрузимся в бездну смирения.

Иное есть сокрушенное смирение кающихся, а другое – угрызение совести еще падающих в свой грех, и иное – блаженное богатство смирения, посещающее совершенных чрез воздействие Божие…

Когда язва еще нова и горяча, тогда она легко врачуется; но застарелые, оставленные в небрежении и запущенные язвы, нелегко врачуются, и для уврачевания своего требуют многого труда, резания, присыпания и прижигания. Многие раны от времени делаются неисцельными, но у Бога вся возможна суть (Мф. 19, 26).

Прежде падения в грех, бесы представляют нам Бога человеколюбивым, а после падения неприступно строгим.

Не внимай врагу, нашептывающему тебе по падении о малости прегрешения, говоря: «лишь бы того и того тебе не сделать, а это ничего». Часто и малые дары утоляли великий гнев Судьи (и наоборот).

Кто истинно ищет удостоверения в отпущении грехов своих, тот почитает потерянным всякий день, в который не плачет, хотя бы сделал в оный сколько-нибудь добра.

Никто из долженствующих плакать о грехах да не ослабляет ревности о сем, обольщая себя таким чаянием: в исходе моем (в час смерти) получу извещение о прощении…

Кто плачет о себе, тот не станет узнавать о плаче, или падении, или укоризне другого…

Вникнем, не оттого ли совесть перестала нас обличать, что как бы подавлена злом, а не оттого, что стала чиста. Признак разрешения в падении – всегдашнее признание себя должником..

В самом начале подвига исповедуем согрешения наши доброму судье нашему (духовному отцу), наедине; если же повелит, то и при всех. Ибо язвы, будучи объявляемы, не развережаются тем, а врачуются.

Во время исповеди будь как наружным видом, так и внутренним чувством и мыслью как осужденный преступник, поникши лицом в землю; и если можно, то омочай слезами ноги своего отца духовного, как ноги Самого Христа.

Бесы обыкновенно внушают нам или совсем не исповедовать согрешений отцу своему, или исповедовать, но складывая вину греха своего на других.

Не прельщайся духом возношения и возвещай отцу своему согрешения свои, не укрываясь; потому что без самопосрамления невозможно избавиться от вечного стыда. Обнажай струп свой врачу и не стыдись сказать ему: «Отче, моя это язва, моя рана; она произошла не от иного кого-нибудь, но от моей собственной лености: никто не виновен в ней, ни человек, ни дух, ни тело, ни другое что- либо, но только мое нерадение».

Иоанн Предтеча от приходивших к нему прежде крещения требовал исповеди, не сам нуждаясь в ней, но ища спасения приходивших.

Ничто так не противно кающимся, как смущение от раздражительности, потому что покаяние требует великого смирения, а раздражительность есть знак великого возношения.

Луч солнечный, проникнувший чрез скважину в дом, просвещает в нем все, так что видна бывает и тончайшая пыль, носящаяся в воздухе: подобно сему, когда страх Господень приходит в сердце, то показывает ему все грехи.

Как вода смывает буквы, так и слеза может очищать согрешения.

Как, за неимением воды, изглаждают буквы и другими способами, так и души, лишенные слез, очищают и заглаждают грехи свои печалью, воздыханием и многим сетованием.

Как свежая рана скоро излечивается, так, напротив, многовременные душевные язвы неудобно врачуются, хотя и могут исцелиться.

Как похоронившему отца своего стыдно тотчас по возвращении с похорон идти на брак, так и плачущим о грехах своих неприлично искать в настоящем веке покоя или чести и славы от людей.

Как жилища граждан отличны от жилищ осужденных преступников, так и образ жизни плачущих о грехах своих должен быть совершенно отличен от образа жизни неповинных.

Чувство души есть естественное ее свойство; но грех оглушает сие чувство. Сознание производит или прекращение зла, или уменьшение оного. Сознание же есть порождение совести, а совесть есть слово и обличение Ангела – хранителя, данного нам при крещении. Посему-то мы и примечаем, что не просвещенные крещением не столько бывают мучимы в душе за свои злые дела, сколько верные, но как-то неясно.

Слова эти, написанные в VII веке, и сегодня являются не просто актуальными, но и невероятно созвучными нам, нашему внутреннему состоянию, нашему пониманию греховности. Они, без всякого сомнения, помогут нам подготовиться к исповеди, к покаянию совершенно осознанно и искренне. В дни Великого поста каждый из нас, православных, обязательно должен исповедаться, причаститься. Кроме того, мы получаем возможность прощения забытых грехов: для этого Святая Церковь установила Таинство Соборования.                                                    

По материалам православных сайтов.

697898«Церковь — это не собрание святых, а толпа кающихся грешников» (преподобный Ефрем Сирин).

В первые годы христианства исповедь была публичной, то есть кающийся рассказывал о своих грехах перед всей общиной: «Многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои» (Деян.19:18). Потом, когда христианство все более распространялось и утверждалось, общины стали очень большими, и исповедь стала носить частный характер. Что же такое общая исповедь? Когда появился этот чин?

Исповедь – это Таинство Покаяния. Исповедать – это значит открыто признать, то есть искренне, с сокрушенным сердцем конкретно называть свои грехи. Обычно в храмах нашего благочиния проходит частная исповедь, но в дни Великого поста желающих причаститься Святых Христовых Тайн бывает очень много, а потому принять исповедь у всех кающихся перед началом Божественной литургии бывает очень сложно, поэтому и совершается чин общей исповеди.

Как она проходит? Батюшка читает установленные для исповеди молитвы, потом произносит проповедь, обращенную к нам, к нашей душе, к нашей совести. Он называет наши грехи, и в этот момент очень важно просить у Господа прощения за свои грехи, быть искренним и честным, не оправдывать себя, а сокрушаться о содеянном. После чтения разрешительной молитвы мы подходим под епитрахиль священника и прикладываемся к кресту и Евангелию – прикладываемся не просто так, а давая обещание не совершать грехов впредь. И такую исповедь милосердный Господь примет и простит нам грехи. Общая исповедь – это возможность для тех, кто боится прийти на частную исповедь, покаяться сначала вместе со всеми, а потом прийти на индивидуальную исповедь к священнику.

Вот как пишет об общей исповеди Алексий Уминский в книге «Тайна примирения» (Москва, Даниловский благовестник, 2007 г.): «Говоря об общей исповеди, мы вспоминаем наши мно­голюдные храмы в тот период, когда не хватало ни храмов, ни священников. В большие праздники в церковь приходи­ло так много людей, что невозможно было успеть всех поисповедовать, и совершалось некое действие, которое стали называть общей исповедью. Обычно выходил священник в епитрахили с крестом, с Евангелием и ко всем людям, ко­торые пришли в храм, чтобы причаститься Святых Христо­вых Тайн, обращался с проповедью, касающейся Таинства Покаяния. Он рассказывал людям о том, что такое исповедь, какие люди грешные, о том, что всем надо каяться, потому что без покаяния никто не может спастись и войти в Царс­твие Небесное, а потом говорил такие слова: «Сейчас я вам буду перечислять грехи, а вы все внутри себя кайтесь в них и говорите: «Грешен» или «Грешна». И священник начинал читать длинный-длинный список грехов, начиная от первой заповеди и кончая последней. И все люди повторяли вслед за священником слова покаяния в перечисленных грехах. После этого священник покрывал всех епитрахилью, люди целовали крест и Евангелие и шли причащаться.

Такую форму исповеди приписывают святому праведно­му Иоанну Кронштадтскому, называя его родоначальником общей исповеди. Действительно, святой праведный Иоанн Кронштадтский своей пламенной проповедью побуждал людей к покаянию. К нему на службу в кронштадтский Андреевский собор собиралось по пять-семь тысяч человек, в храме страшно было находиться — так глубоко в душу проникало его слово, настолько реальным становилось раскаяние. В этот момент люди не могли сдержать своих чувств, они вставали на колени, громко выкрикивали свои грехи, плакали и умоляли Бога о пощаде… Исповедь про­должалась несколько часов. Совершалось настоящее покая­ние, человеческие души очищались от греха, и жизнь людей изменялась, они чувствовали присутствие святого, и его лич­ная святость передавалась всем окружающим. После этого они причащались из его рук. На такое был способен только святой праведный Иоанн Кронштадтский.

Позднее общая исповедь проводилась в наших храмах во времена гонений и войны. Очень многие священники на­ходились в лагерях, и, чтобы добраться до действующих храмов, которые были, в основном, маленькими, кладбищенски­ми, людям приходилось преодолевать огромные расстояния. Попасть на службу они могли, может быть, только несколько раз в год, скажем, на Крещение или на Пасху. И вот они соби­рались в храме, а там один старенький священник, который только что вышел из лагерей, который едва стоял ногах и был не в силах исповедовать большое количество людей. И тогда стали прибегать к общим исповедям. Это было тяжелое время гонения на Церковь, и люди, которые жили тогда со Христом, конечно, переживали исповедь немного иначе, чем переживаем ее сейчас мы с вами

27 апреля, с 17 часов, в Успенской церкви пройдет общая исповедь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


Комментирование закрыто.