Православная этика

Как праздновали Пасху

Сегодня вся вселенная, как одно семейство, собравшееся для одного занятия, оставив дела обыкновенные, как бы по данному знаку, обращается к молитве. Нет сегодня путников на дорогах; не видно мореплавателей на море; земледелец, оставив плуг и заступ, украсился праздничной одеждой; корчемницы стоят пустыми, исчезли шумные сборища, как исчезает зима с появлением весны; беспокойства, смятения и бури житейские сменились тишиной праздника. Бедный украшается как богатый; богатый одевается великолепнее обыкновенного; старец, подобно юноше, спешит принять участие в радости, и больной превозмогает болезнь свою;  дитя, переменив одежду, празднует чувственно, потому что еще не может праздновать духовно; девственница веселится душою, потому что видит светлый торжественный залог своей надежды; мать семейства, торжествуя, радуется со всеми домашними своими, и сама она, и муж ее, и дети, и слуги, и домочадцы, все веселятся.

Как новый, только что образовавшийся рой пчел, в первый раз вылетающий из пчельника на свет и воздух, весь вместе садится на одной ветви дерева, так и в настоящий праздник все члены семейств отовсюду собираются в свои дома. И поистине справедливо сравнивают настоящий день с днем будущего Воскре­сения, потому что тот и другой собирает людей; только тогда соберутся все вместе, а теперь, собираются по частям. Что же касается радости и веселия, то по всей справедливости можно сказать, что настоящий день радостнее будущего: тогда по необходимости будут плакать те, коих грехи обличатся; ныне, напротив, нет между нами печальных. Ныне и праведник радуется,  и не очистивший свою совесть надеется исправиться покаянием. Настоящий день облегчает всякую скорбь, и нет человека так печального, который не находил бы утешения в торжестве праздника.

Ныне освобождается узник; должнику прощается долг; раб получает свободу, по благому и человеколюбивому воззванию Церкви. Если бы даже раб сделал много важных проступков, которых нельзя ни простить, ни извинить; и тогда господин его из уважения ко дню, располагающему к радости и человеколюбию, приемлет отверженного и посрамленного, подобно Фараону, изведшему из темницы виночерпия; ибо знает, что в день будущего воскресения, по образу коего мы чествуем настоящий день, он и сам будет иметь нужду в долготерпении и благости Господа и потому, оказывая милость ныне, ожидает воздаяния в тот день.

Отымите печаль у душ, удрученных скорбью, как Господь отъял умерщвление от нашего тела, возвратите честь посрамленных, обрадуйте опечаленных, как во гробе, в темных углах ваших домов; пусть для всех цветет, как цветок, красота праздника. Если день рождения земного царя отверзает темницы, то ужели победный день воскресения Христова не утешит скорбящих.

Бедные, примите с любовью день сей, питающий вас. Расслабленные и увечные, приветствуйте день сей, врачующий ваши болезни. В нем сокрыта надежда вашего воскресения, которая побуждает ревновать о добродетели и ненавидеть порок; ибо с уничтожением мысли о воскресении у всех будет одна господствующая мысль: «Станем есть и пить, ибо завтра умрем» (1 Кор. 15, 32).

  Святитель Григорий Нисский (IV век)

Пасхальная коробочка

Разладилась у одной женщины жизнь: все из рук валится, с мужем ссорится, дети от рук отбились. Ночами не спит бедная женщина, всю подушку слезами просолила. Надо что-то делать, а что? Уговоры да ругань не прибавляли в доме ни тепла, ни добра. И вот села женщина на поезд, ехала сутки. С поезда пересела на автобус, тряслась еще пять часов. А там еще шла полем и лесочком. И пришла она к церквушке монастырской. Дождалась старичка монаха, пала ему в ноги и расплакалась: не могу, дескать, жить по-доброму, по-хорошему! Старичок не дослушал ее и сказал: «Знаю-знаю, все знаю». Погладил женщину по голове и велел подождать немного. Ушел и вернулся вскоре с коробочкой.

«Cядем-ка сюда, на скамеечку, — говорит старичок монах. – Я тебе скажу, а ты слушай внимательно. Как приедешь домой – первым делом печку побели в избе. Потом окна вымой и рамы с подоконниками покрась белой краской. Купи своему мужу новую рубаху, а дочкам – по нарядному платью. Когда все нарядятся, сядьте за стол и откройте мою коробочку».

Не терпелось женщине открыть коробочку, да боялась ослушаться старичка: и так он все про нее знает. Домой приехала – и за работу. Дочери обычно семечки на крылечке щелкают, а тут глядят: мать никого не ругает, белит себе печку да поет веселую песню. И им захотелось побелить, подбежали к ней и стали помогать. Пришел с работы отец, как всегда, хмурый. Но увидел жену и дочек, как они в платочках сноровисто мажут кисточками по бокам печки да по оконной раме – ему стало весело. На другой день пошла женщина на базар и купила всем обновы.

И вот пришла минута, когда семья собралась за столом, посреди чистенькой горницы. Выбеленная печка так и светилась, муж  и дочки были такие красивые, радостные, глядели друг на друга с любовью. А посреди стола стояла коробочка. Что же там? И вдруг женщина поняла, что ничего ей больше не надо, все уже и так стало хорошо! Но уж раз дали коробочку, надо открывать.

Открыла женщина коробочку – а в ней лежат четыре красных пасхальных яйца. И будто услышали все добрый старческий голос: «Христос воскресе, мои хорошие!».

«Всегда любить – это долг. Великое искусство – жить вместе, любя друг друга нежно. Каждый должен винить себя, а не другого, когда что-нибудь идет не так. Секрет счастья – внимание друг к другу» —  императрица Александра Феодоровна Романова.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31


Комментирование закрыто.