Детская страница

   Указание свыше 

Преподобный ФеодосийВ Курском соборе идет обедня. Множество молящихся наполнили храм. У одного из клиросов на коленях стоит юноша. На вид ему лет пятнадцать, он высокого роста, красив собой. Каждый прихожанин хорошо знает его. Зовут его Феодосием; он посещает все церковные службы, иногда продает просфоры. Во время богослужения он всегда стоит на своем обычном месте — у клироса. Феодосий — сын богатой вдовы. Служба идет торжественно и чинно. Вот выходит диакон со Святым Евангелием. «Придите ко мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим…» — раздается голос диакона. Глубоко-глубоко западают в душу Феодосия великие слова Спасителя.

— Господи! Ты зовешь меня, — неслышно шепчут уста юноши. —Ты указуешь мне путь… Научи меня, как мне быть, как покинуть дом, как посвятить себя на служение Тебе, мой Создатель и Спаситель…

И Феодосий с мольбой взирает на Божественный лик Спасителя. Феодосий давно решил посвятить себя Богу, но осуществить свое намерение ему все не удавалось. Мать и слышать не хотела о том, чтобы сын ее пошел в монахи. Раз как-то он бежал из дома с богомольцами, но мать разыскала его и вернула в свой дом.

…Служба окончена. Слова Евангелия не выходят у него из памяти. Придя домой, Феодосий узнает, что мать его уехала на несколько дней к сестре. «Это указание свыше, — проносится в уме юноши, — Господь помогает мне. Теперь или никогда». Наскоро собравшись, Феодосий к вечеру покинул родной дом и направился по дороге в Киев.

…В нескольких верстах от Киева, в дремучем лесу, стоят две небольшие кельи. Кругом пустынно и тихо. В одной из этих келий живет отшельник Антоний, а в другой — Феодосий. Ему удалось добраться до Киева, преодолев все трудности. Но в Киеве ни один монастырь не постриг его, и вот, узнав об Антонии, юноша пришел к нему и просил принять к себе. Мудрый старец узрел в Феодосии избранника Божия и приютил его. Тихо и мирно текла жизнь двух отшельников; ничто не нарушало их покоя.

И вдруг к Антонию явилась мать Феодосия. Со слезами молила она старца возвратить ей сына.

— Сын твой не мой, он Божий, — отвечал ей старец, — Бог призвал его: он еще юн, но подвиг его велик, он тверд в своем решении и не вернется в мир.

— Уговори его, отец, хоть повидаться со мной, — молила мать, — или я умру на пороге его кельи.

Долго пришлось Антонию убеждать Феодосия выйти к матери. Наконец он согласился.

Увидев изнуренное тяжелым трудом, изможденное лицо сына, мать с рыданием бросилась к нему.

— О, сын мой, — говорила она, — вернись ко мне, утешь мою старость, я не могу жить без тебя!

— Нет, матушка, — смиренно, но твердо отвечал Феодосии, — это невозможно, я посвятил себя Богу.

— Дитя мое, родной мой, как буду жить я без тебя? Дозволь мне хоть видеться с тобой… не скрывайся от меня.

— Я не от тебя скрываюсь, — отвечал Феодосии, — я укрылся от мира и от всего мирского. Если хочешь быть близкой мне, постригись в монастырь, что близ Киева, тогда я буду беседовать и видеться с тобой, как с сестрой о Христе.

Ни просьбы, ни мольбы не могли склонить Феодосия изменить его решение. Через короткое время мать его распродала свое имение и постриглась в соседнем монастыре.

Память преподобного Феодосия, игумена Печерского, Святая Церковь празднует 16 мая (н.с.)

По материалам православных изданий.

ЧУДНЫЙ СТАРЕЦ

Дс1Несмотря на то, что было уже восьмое мая, день выдался сырой и хмурый. Унылые тучи повисли над Константинополем, время от времени дождь тяжелыми холодными каплями проливался из них. На улицах все было точно задернуто туманом, и среди дня было мрачно, как в сумерки. Едва ли еще не более сыро, холодно и мрачно было в низком темном подвале, который занимал вместе со своей престарелой женой ремесленник Николай. Дряхлость и болезни подточили благосостояние этого некогда вполне благополучного человека. Все, что можно было продать, давно продано; осталось лишь то, чего не хотели брать даже самые нетребовательные покупатели, да ковер, с которым было связано столько дорогих воспоминаний.

Продрогшие, ослабевшие от продолжительного недоедания старики грустно беседовали. Они уже освоились со своим тяжелым положением, они не ропщут на свою судьбу, но завтра… завтра праздник святителя и чудотворца Николая, а у них… нет даже мелкой монеты, чтобы купить в церкви свечу… А ведь в прежние годы с особенною торжественностью чествовали старики праздник своего небесного покровителя.

Долго горевали старики, и вдруг жену ремесленника озарила счастливая мысль.

— Ты знаешь, — сказала она мужу, — что мы оба стары и близки к смерти. Как же нам не почтить, быть может, в последний раз, память святителя Николая? Возьми ковер, продай его… О счастливых днях молодости мы будем помнить и без него, а свое старческое тело я как-нибудь согрею и без ковра, который уже столько времени в холодные ночи является для меня единственной защитой.

Николай с радостью согласился с предложением жены, взял ковер и понес его на рынок. На рынке к Николаю подошел какой-то старец и спросил, что он продает.

— Я продаю ковер,— ответил Николай.

— Сколько же ты хочешь за него получить?

— Новый он стоил восемь златниц, а теперь возьму, сколько дадут.

— Хочешь взять шесть златниц? — спросил старец.

Удивленный щедростью старца, так много предложившего за потертый и выцветший ковер, Николай охотно согласился. Старец расплатился и, взяв ковер, ушел, а Николай поспешил в лавки закупить просфоры, вино, свечи и ладан. Утомленный, возвращался Николай домой, но едва он отпер дверь в свое жилище, как жена начала осыпать его упреками, стала называть лжецом, скупым, упрекать, что он пожалел продать ковер. Николай в изумлении остановился, часть покупок выпала у него из рук. Еще более пораженной оказалась жена, когда увидела, что Николай явился с покупками.

— Не прошло и четверти часа, как ты ушел, — заговорила жена Николая, — в дверь раздался стук, вошел какой-то старец. «Я старинный друг вашего мужа, — сказал он, — и вот по его поручению принес вам ковер…». Я и думала, что ты переменил свое намерение и не решился продать ковер…

В изумлении, ничего не понимая, стоял Николай…

— … Старец был высокого роста, — продолжала жена, — в светлой одежде… величественен и блистателен лицом… Он похож на кого-то… да… да он — вылитый святитель Николай, как его рисуют на иконах!.. Это был он!..

Тут вспомнилось Николаю, с каким удивлением смотрели на него на рынке окружающие, когда он говорил с покупателем ковра, а один сосед даже сказал: «Э, да ты сам с собой, бедняга, говоришь…» Все стало ясным теперь, и поняли супруги, какой чудный старец купил и принес обратно ковер; с трепетом пали они на колени, прославляя святителя и чудотворца Николая.

                                                         По материалам православных изданий.

ВЕЛИКОДУШНЫЙ КНЯЗЬ

Чтили на Руси князей не только храбрых и мужественных, но и тех, кто своим мудрым правлением умел без кровопролития сохранять мир на русской земле. Именно таким и был князь Даниил Московский – младший сын Александра Невского. Любили Даниила и бояре, и простой люд. Хлебом-солью встречали его с дружиной на всех путях следования. Ведь когда возникала необходимость сохранить   пределы небольшого в ту пору Московского княжества и погасить огонь междоусобной брани, князь выдвигал свою дружину против враждовавшей стороны. Но даже тогда, когда казалось, что сражения не избежать, он до последнего старался уйти от напрасного пролития крови.

Однажды, узнав, что рязанский князь Константин призвал на помощь татар и собирается с воинством своим совершить варварское нападение на Москву, князь Даниил отправился с войском к Рязани и разбил неприятеля. Взяв в плен Константина и истребив множество татар, он не воспользовался победой и не разграбил чужие земли для взятия богатой добычи, не стал брать в плен рязанских жителей. Ведь храбрый   воин – это добрый воин, а настоящая воинская сила всегда человеколюбива.

Когда один из старших братьев Даниила, Андрей, тайно привел орды татар и разграбил Москву, тогда князь отдал все имущество свое на восстановление города. Брату же своему, столь злодейски предавшему христиан татарскому хану, за обиду не мстил, а благодушно простил злой поступок. Столь неизменное человеколюбие и добродушие Даниила смягчило сердце Андрея, так что он не только примирился с братом, но и передал ему свою власть.

И в дальнейшем Даниил усердно стремился восстанавливать мир на Руси. За это неустанное желание Бог расширял пределы Московского княжества и возвышал его. Именно Даниил первый удостоился значимой для всей Руси победы над татарами. Победы негромкой, но знаменательной – первому шагу освобождения Руси от чужеземцев.

По материалам литературно-художественного издания «Сила непобедимая».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


Комментирование закрыто.